Home / Мнения экспертов / Неоднозначный юбилей — 70 лет с момента начала уранового проекта в фашистской Германии

Неоднозначный юбилей — 70 лет с момента начала уранового проекта в фашистской Германии

В апреле этого года исполняется 70 лет с момента старта в фашистской Германии уранового проекта — программы по созданию ядерного оружия.
Оставшиеся лояльными режиму НСДАП учёные и инженеры на протяжении нескольких лет пытались создать Wunderwaffe — чудо-оружие, которое могло бы принести фашистам победу во второй мировой войне. История, к счастью, не знает сослагательного наклонения, и в реальности Третьему рейху не удалось покорить энергию ядра.
Но на первых порах отношение военной машины Германии к атомным исследованиям было очень и очень серьёзное. В январе 1939 года была опубликована статья Отто Гана и Фрица Штрассмана "О доказательстве возникновения щелочноземельных металлов при облучении урана нейтронами и их свойствах", ставшая первым научным подтверждением существования деления ядра урана, а уже в апреле этим открытием заинтересовались в вермахте.
В одной из глав книги Дэвида Ирвинга "The Virus House", посвящённой истории ядерной программы Третьего рейха, в деталях описываются бурные события апреля 1939 года.
Возможности практического применения деления урана в Германии изучались одновременно двумя ведомствами. В министерстве образования, курировавшем германские университеты, говорили о "сжигателях урана", способных обеспечивать энергией промышленность страны, а в министерстве обороны оценивали эффект от использования урана как оружия.
Отрывки из книги Дэвида Ирвинга "The Virus House" (перевод AtomInfo.Ru).
 

На физическом коллоквиуме в Гёттингене профессор Вильгельм Ганле прочитал краткую статью о применении деления урана в реакторах, способных производить энергию. По окончанию коллоквиума его шеф, профессор Георг Йоос сказал ему, что такое открытие держать при себе нельзя. Йоос был старым служакой с традиционным для пруссаков чувством германского патриотизма, и он обратился письменно в курировавшее университеты министерство образования.
Министерство отреагировало неожиданно быстро.

Министерские чиновники поручили профессору Абрахаму Эзау провести в кратчайшие сроки совещание. До того Эзау занимался в Йене академическими исследованиями по физике и считался признанным авторитетом в области высокочастотной электроники. Политически он был весьма активен и являлся сторонником набиравшей в стране идеологии национализма. В награду за свою поддержку НСДАП Эзау получил незадолго до описываемых событий пост главы государственного бюро стандартизации.

Эзау с большим энтузиазмом взялся за новое дело. Он составил краткий список учёных, которые должны были присутствовать на совещании, и первую позицию в нём отвёл, разумеется, Отто Гану. Но последний нашёл благовидный предлог отказаться от предложенной чести — ещё до этого он договорился о чтении курса лекций в Швеции. Вместо него на конференцию приехал профессор Йозеф Маттаух, совсем недавно перебравшийся из Вены, чтобы занять место Лизы Мейтнер.

Совещание прошло в обстановке полной секретности 29 апреля 1939 года в здании министерства на улице Унтер-ден-Линден в Берлине. На первой встрече, кроме Эзау и министерского чиновника, присутствовало шестеро учёных. Доктор Дамес, возглавлявший в министерстве управление научных исследований, вознегодовал по поводу того, что Гану удалось опубликовать сведения об открытии, имеющем жизненно важное значение, но Маттаух встал на защиту своего шефа с такой горячностью, что чиновник воздержался от новых нападок.

Два профессора из Гёттингена, Йоос и Ганле, ознакомили собравшихся в простых и доступных выражениях с текущим состоянием ядерных исследований в Германии и других странах. После этого разговор перешёл к обсуждению целесообразности строительства экспериментального уранового реактора, или "сжигателя урана", как его тогда называли.
Профессор Эзау выдал рекомендацию об учёте всех имеющихся в Германии запасов урана. Все значимые физики-ядерщики в стране должны были в ближайшем будущем присоединиться к создаваемой под его руководством научной группе… Участники совещания согласились с тем, что для первых опытов нужно выбрать "Препарат 38" — U3O8, зато диоксид урана был полностью обделён вниманием. На вывоз из Германии любых соединений из урана был введён запрет…

Военное ведомство Германии приблизительно в те же сроки запустило собственную исследовательскую программу по урану. Вслед за письмом Йооса в министерство образования, на свет появился второй документ. 24 апреля 1939 года молодой гамбургский профессор Пауль Хартек и его ассистент доктор Вильгельм Грот написали совместное письмо в военное ведомство, которое имело далеко идущие последствия…

После популярного изложения основ работы Гана и Штрассмана и важности открытий Ирэн Жолио-Кюри, два германских физика подчеркнули, что в Америке и Британии ядерным исследованиям придаётся большое значение, в то время как в Германии это направление находится на второстепенных ролях. Они написали: "Та страна, которая первой сумеет использовать это (энергию, высвобождающуюся при делении ядра урана), получит неоспоримое преимущество перед остальными"…

В дальнейшем, профессор Хартек станет движущей силой в исследованиях по германскому атомному проекту в годы войны.

 
Справка AtomInfo.Ru.
 
Профессор Отто Ган (Otto Hahn) — нобелевский лауреат, противник фашизма. В 1945 году был интернирован и вывезен в Англию. В 1946 году ему было позволено вернуться в Западную Германию, где он и прожил до своей смерти в 1968 году. Гана подозревали в участии в работах над урановым проектом Третьего рейха, но никаких подтверждений этому найдено не было. После войны пользовался большим признанием в западном мире. От наград и почестей, предлагавшихся ему из СССР и ГДР, отказывался.
Профессор Абрахам Эзау (Abraham Esau) — германский учёный, сторонник НСДАП, первый руководитель германского уранового проекта. После войны он был выдан американцами в Нидерланды, где его намеревались судить за разграбление исследовательских лабораторий в этой стране. Он был оправдан и выслан в Западную Германию, тем не менее, спустя некоторое время он был заочно признан виновным — этот приговор потребовался голландцам для обоснования требований репараций от Германии. Благодаря своим друзьям, Эзау вновь был принят германским научным сообществом, читал лекции и занимал административные посты. Эзау умер в 1955 году.
 
Профессор Вильгельм Ганле (Wilhelm Hanle) — принимал участие в германском урановом проекте. После войны продолжил работать по специальности в Западной Германии и даже несколько лет преподавал в Бостоне. Умер в 1993 году.
Профессор Георг Йоос (Georg Joos) — физик-теоретик. После войны продолжил научную карьеру в Западной Германии и США. Умер в 1959 году.
 
Профессор Пауль Хартек (Paul Harteck) — один из руководителей германского уранового проекта. В 1945 году интернирован американскими войсками. После освобождения в 1946 году занял пост заведующего кафедрой химии в одном из западногерманских университетов, а в 1951 году перебрался в США, где жил и работал до своей смерти в 1985 году.

Check Also

Одного завода достаточно

О том, почему для атомной индустрии более важны подтвержденные госзаказы, а не конкуренция на рынке …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *