Home / Мнения экспертов / Иван Каменских о будущем ЯОК России

Иван Каменских о будущем ЯОК России

Иван Каменских о будущем ЯОК России
Мы публикуем текст интервью с заместителем генерального директора "Росатома" по ядерно-оружейному комплексу Иваном Каменских, подготовленное отраслевой газетой "Атом-пресса" и размещённое на официальном сайте ГК Росатом.
 
Иван Михайлович, за последние два года структура атомной отрасли поменялась кардинально. Бывшее федеральное агентство стало существовать в форме Госкорпорации, созданной на основании специального федерального закона. Цель ее создания — это повышение конкурентоспособности отрасли и страны в целом. Таким образом, если ранее на внешнем рынке могли конкурировать сразу несколько наших предприятий (причем конкурировать не только с транснациональными гигантами, но и между собой), то теперь от России выступает единый мощный игрок. Цель внутрироссийского развития — увеличить долю атомной энергетики в энергобалансе страны с 16 до 25-30 % к 2030 году и выйти таким образом на самовоспроизводство ЯЭК, то есть на такой объем доходов от продажи вырабатываемой электроэнергии, при котором не потребуется дальнейшего государственного финансирования для строительства замещающих и новых энергоблоков. А каковы цели преобразования предприятий ядерного оружейного комплекса?
 
Как и в ядерном энергетическом комплексе, нам поставлена задача обеспечить "расширенное воспроизводство продукции атомной отрасли на основе ядерного оружейного комплекса". Для этого нам нужны силы и средства. То есть, если говорить кратко, основных целей две: это повышение заработной платы специалистов, занятых в выполнении государственного оборонного заказа и заданий ГПВ, и кардинальное обновление материально-технической базы предприятий ЯОК. На достижение обеих целей государство выделяет нам во время финансового кризиса огромные ресурсы при условии, что мы и сами сократим свои издержки, которые сегодня очевидны. Все эти обстоятельства и определили необходимость трансформации ФГУПов — вы, конечно, знаете, что правительство давно уже взяло курс на полную ликвидацию ФГУПов как изжившей себя формы существования предприятий, поскольку контролировать эффективность ФГУПов практически невозможно. Однако не надо путать смену организационно-правовой формы предприятия со сменой формы собственности. Этого не произойдет — собственником предприятий, преобразующихся из ФГУПов, по-прежнему останется государство.
 
Работа по реструктуризации ядерного оружейного комплекса (ЯОК) идет уже давно — с момента принятия закона о Госкорпорации в 2007 году. И цели, поставленные перед нами государством, также последовательно реализуются — у нас уже есть ряд документов, направленных на повышение оплаты труда работников, занятых в выполнении гособоронзаказа. Мы уже выводим из оборонных предприятий непрофильные для ядерного оружейного комплекса активы, так как их содержание сегодня проводится через накладные расходы при выполнении ГОЗ, что напрямую ведет к удорожанию заказываемой государством продукции.
 
Скажу, что повышение зарплаты работникам ядерного оружейного комплекса сегодня — это краеугольный камень в вопросе привлечения молодых специалистов в отрасль, в их закреплении на предприятии. Проблема кадров (а нам, как вы понимаете, в силу специфики нашего комплекса необходимы только лучшие) у нас стоит довольно остро. И усугубляется она тем, что раньше вывод о боеспособности изделия делался только одним способом — проводились ядерные испытания, которые уже много лет запрещены. Таким образом, для наших специалистов задача многократно усложнилась, поскольку теперь к выводу о том, боеспособно произведенное изделие или нет, может прийти только высококлассный специалист. А квалификацию свою он может получить, только работая на предприятии, дополнительно обучаясь, набираясь опыта у ветеранов, прошедших школу проведения ядерных испытаний. То есть сегодня школа наставничества, созданная еще в Средмаше, вышла у нас на первый план.
 
Но для того, чтобы мы могли судить о надежности боезапаса, нам нужно развивать экспериментальную и вычислительную базу, проводить мощное техническое перевооружение наших научно-исследовательских институтов и промышленных предприятий. Это перевооружение позволит нам выйти на принципиально новый уровень численного моделирования физических процессов, даст возможность проводить мощные расчеты, что, по сути, и будет определять новый облик ядерного оружейного комплекса. У нас уже есть поручения председателя Правительства РФ Владимира Владимировича Путина по поддержанию работников ядерного оружейного комплекса и в части повышения зарплаты, и в части техперевооружения. И несмотря на то, что страна сегодня живет в условиях антикризисного бюджета, мы на базе этих поручений представили в правительство предложения, которые и позволят профинансировать создание оптимальной конфигурации ядерного оружейного комплекса.
 
Повышение зарплаты в ЯОК — это самый чувствительный вопрос для любого работника комплекса. Расскажите, пожалуйста, что планирует руководство Госкорпорации?
 
Как я уже сказал, мы представили свои расчеты Владимиру Владимировичу Путину и по повышению зарплаты специалистов, работающих на выполнение гособоронзака за, и по финансированию мощного техперевооружения. Цифры эти большие, назвать их не могу. Тем более что сейчас они согласовываются с министерствами финансов, экономического развития, обороны и в правительственной военно-промышленной комиссии. При этом сразу могу сказать, что нас наверняка будут упрекать, что мы слишком многого просим. На это могу возразить, что наша цель — повысить зарплату работников ЯОК к 2020 году в разы, поскольку мы должны показать молодым людям привлекательную перспективу.
 
Но в то же время хочу особо подчеркнуть, что просто так деньги государство раздавать не собирается. Мы еще должны доказать, что и в самой Госкорпорации делается все возможное для оптимизации затрат. Нам нужно показать, что мы действительно сокращаем занимаемые оборонным производством площади (а значит, и затраты на их содержание), уменьшаем численность занятых в ЯОК. При этом для высвобождающихся специалистов организуются новые рабочие места, которые создаются под заказы родной мирной атомной энергетики, Газпрома, предприятий нефтедобычи, под проекты радиомедицины и развития фундаментальной науки. Я уже не говорю о нанотехнологиях, которые широко используются при создании новых производств на наших оружейных заводах. То есть специалисты ЯОК всегда востребованны. Кроме того, мы должны показать, что Госкорпорация "Росатом" серьезно занимается подготовкой кадров, готовит ту молодежь, в расчете на которую и проводятся все эти преобразования.
 
А как обстоят дела с обновлением материально-технической базы?
 
По важности этот вопрос не уступает первой задаче — росту зарплат в ядерном оружейном комплексе. Напомню, что основная часть материально-технической базы ядерного оружейного комплекса была сформирована еще до 70-х годов прошлого века.
 
Очевидно, что она физически и морально устарела, особенно это касается станочного парка, где износ составляет большой процент даже для нашей отрасли. Есть у нас и уникальные установки, стенды, поддержание которых требует больших средств, и здесь государство уже пошло навстречу, выделив нашим двум федеральным ядерным центрам 2,3 млрд рублей. Это большая помощь, но эти средства не покрывают потребностей ЯОК полностью. Тем более что в настоящий момент мы должны ориентироваться уже не на сегодняшний день (хотя признаю, что, конечно, наша база сильно отстает от аналогичных комплексов западных стран, обладающих ядерных оружием), а сразу на уровень 2020 года. Кроме того, как я уже говорил, мы должны создать базу, способную обеспечить надежность боезапаса без проведения натурных ядерных испытаний. При этом нам необходимо перейти к безбумажной технологии проектирования, расчетов, освоения в производстве, сопровождения боезапаса и его утилизации. Как видите, задач много, но тем интереснее работать. И преобразование ФГУПов является всего лишь одним из инструментов для решения этих неотложных задач.
 
Принципиальное решение о преобразовании ФГУПов в акционерные общества принято законодательно. В какие сроки должна прекратить свое существование эта организационно-правовая форма?
 
Сроки, впрочем, как и возможные варианты преобразования ФГУПов, заданы нам законом — об этом прямо записано в 38 статье Закона "О Госкорпорации "Росатом" (317-ФЗ). Там сказано, что переходный период может составлять не более трех лет. Из них, кстати, уже миновало почти полтора года (закон вступил в силу 5 декабря 2007 года). Так что сейчас нам предстоит как можно скорее определиться с новой организационно-правовой формой ФГУПов, существующих в ЯОК, комплексе ядерной и радиационной безопасности и отраслевой науке.
 
И здесь нужно четко уяснить, что ни одно предприятие в форме ФГУПа не останется, поскольку это противоречило бы действующему законодательству — повторю, что в законе о Госкорпорации "Росатом" не предусмотрено такой организационно-правовой формы, как ФГУП. И это правильно, так как ФГУП — это, по сути, рудимент, пережиток эпохи перехода от социалистического строя к новой истории России. ФГУП — это самая затратная и непрозрачная система управления федеральной собственностью. Что и стало причиной тотальной ликвидации ФГУПов во всех без исключения отраслях — не только в атомной.
 
Вдумайтесь: по закону о ФГУПах федеральные органы власти (которые владеют имуществом, используемым ФГУПом) не имеют права вмешиваться в хозяйственную деятельность "управляемых" ими ФГУПов, даже если те дотируются из бюджета. То есть для государства экономика ФГУПа абсолютно закрыта, отчего исторически возникла сильная зависимость от "сознательности" директорского корпуса, от личностных качеств директоров. А мой почти девятилетний опыт работы в руководстве атомной отрасли показывает, что далеко не все наши директора идеальны.
 
Это демонстрирует и подготовка к преобразованию ФГУПов, которая сейчас ведется на предприятиях: сегодня все без исключения ФГУПы заняты оформлением прав на имущество, на землю, хотя вся эта работа должна была быть сделана намного раньше просто в силу прямых функциональных обязанностей руководства предприятий! Но, к сожалению, время было упущено и сейчас сказывается на сроках преобразований.
 
Какие же формы предлагает закон о Госкорпорации, ведь форма акционерного общества — это не единственно возможный вариант преобразования ФГУПа?
 
В законе заложены три варианта трансформации: акционерное общество, учреждение госкорпорации и еще дополнительно можно рассмотреть вариант филиала госкорпорации. Расскажу обо всех трех вариантах, но начну с последнего — филиала госкорпорации.
 
Безусловно, предприятие имеет возможность выбрать подобную форму преобразования. Но здесь мы должны четко осознавать, что если ФГУП преобразуется в филиал Госкорпорации "Росатом", то все лицензии, которыми на сегодня обладает этот конкретный ФГУП, Госкорпорация должна будет оформить на себя. По сути, это сделает нас эксплуатирующей организацией, что, с одной стороны, будет противоречить закону, а с другой — будет просто нецелесообразным с точки зрения управления в целом. Таким образом, в филиалы Госкорпорации могут быть преобразованы только те ФГУПы, которые не ведут лицензируемой деятельности, а таких у нас практически нет.
 
Рассмотрим второй вариант — форму "учреждение госкорпорации". Скажу, что для нас как управленцев это идеальная форма, в которую можно перевести ФГУПы. Это будет означать, что предприятие в форме учреждения госкорпорации будет работать по жесткой смете, утвержденной наверху, ему будет лимитирована и численность, и зарплата, и все остальные расходы также будут утверждаться госкорпорацией. То есть без госкорпорации ее учреждение и шагу ступить не сможет: для госкорпорации обеспечивается максимальная управляемость, а для предприятия — минимум свободы действий, скованная жизнь в рамках утвержденной сметы. Мы уже обсуждали такой сценарий с директорским корпусом нынешних ФГУПов, и, должен сказать, реакция у директоров была резко отрицательной, подавляющее большинство заявило: "Это для нас не подходит". Хотя примеры подобных учреждений есть — в такой форме, например, существует Курчатовский институт (он является федеральным государственным учреждением Министерства образования и науки). И, наконец, есть третий вариант — форма открытого акционерного общества. Мировая практика свидетельствует, что это оптимальная форма управления организацией. Кстати, не нужно забывать о том, что вся гражданская часть атомной отрасли уже практически завершает стадию преобразования из ФГУПов в ОАО и никаких нареканий ни у кого это не вызывает — ни у акционируемых предприятий, ни у Госкорпорации. Только в одном "Атомэнергопроме" у нас из 89 организаций уже акционировано 70.
 
В ОАО при гибкости принятия решений руководством общества есть все возможности для влияния акционеров. А поскольку у нас акционер всегда один — это государство в лице Госкорпорации, — то система управления выстроена довольно просто. Наблюдательный совет Госкорпорации "Росатом" задает параметры работы для отрасли в целом, правление вырабатывает техническую политику и выдает директиву на развитие управляемых акционерных обществ. Думаю, что бюрократические процедуры при прохождении директивных документов через советы директоров новых акционерных обществ быстро войдут в нормальную колею, и на принятие решений будет тратиться минимальное время.
 
Кроме того, у нас есть восемь ФГУПов (РФЯЦ-ВНИИЭФ, РФЯЦ-ВНИИТФ, ВНИИА им. Духова, Электрохимприбор, ПСЗ, ПО "Маяк", Атомфлот и ГХК), которые находятся под юрисдикцией Наблюдательного совета Госкорпорации в части назначения директоров, утверждения программы деятельности и ключевых показателей эффективности. Для акционирования этих предприятий потребуется специальное одобрение Наблюдательного совета.
 
В заключение хочу сказать, что защищенность наших предприятий указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ от несанкционированных сделок с имуществом или с отчуждением прав собственности должна снять все опасения по поводу негативных последствий при трансформации ФГУПа в ОАО. Более того, после решения Наблюдательного совета будут разработаны соответствующие технико-экономические обоснования акционирования по каждому предприятию.
 
Вообще, акционирование коснется не только предприятий ЯОК, но и институтов фундаментальной науки, а также предприятий комплекса ЯРБ. И здесь именно одновременный перевод ФГУПов в ОАО минимизирует издержки и приведет к скорейшему созданию единообразной системы управления. Сроки у нас для такого объема работы кратчайшие. А динамика развития отрасли, наверное, уже всем видна. Отношение руководства страны к атомной отрасли нас подталкивает очень оперативно принимать необходимые решения для достижения поставленных целей, а это возможно только в гибкой системе управления.
 
А не обсуждался, может быть, на уровне еще рабочих групп при создании 317-ФЗ, вариант перевода федеральных ядерных центров, например, в статус национальных лабораторий, как в США?
 
Этот вопрос обсуждался много раз. И вообще, вопрос о положении ядерных центров поднимался неоднократно. Но здесь не надо путать организационно-правовую форму и статус. Например, я знаю, что Курчатовский институт инициирует изменения в законодательстве, чтобы получить статус национальной лаборатории. Но по организационно-правовой форме он, скорее всего, останется Федеральным государственным учреждением "Национальная лаборатория "Курчатовский институт". Сегодня ВНИИЭФ и ВНИИТФ уже имеют особый статус — "российский федеральный ядерный центр". Кто-то считает, что так плохо звучит? Больше нравится "Национальная лаборатория — ВНИИЭФ"? Или "Национальная лаборатория — ВНИИТФ"? Хорошо, давайте обсудим эти формулировки! Но главное за этим не должно ускользать: какой бы статус ни был придан, законодательство дает нам только те организационно-правовые формы, которые я назвал.
 
Могу здесь добавить, что в центральном аппарате Госкорпорации мы будем дополнительно смотреть на оптимизацию управления ЯОК. Соответствующие предложения рассматриваются, докладываются генеральному директору; думаю, в ближайшее время будет выработана оптимальная структура, в которой будет закреплен особый статус ЯОК. Таким образом, когда ФГУПы будут преобразованы, то система управления ими уже будет выстроена.
 
Иван Михайлович, в Средмаше всегда существовали мощные механизмы проверки и перепроверки принимаемых решений через четкое разделение функционала между независящими друг от друга директором и НТС, научным руководителем и главным конструктором и т.д. В новых организационно-правовых формах предприятия смогут сохранить этот баланс принятия решений?
 
Я считаю, что не только смогут, но и должны! С этой целью в уставах можно прописать все, что необходимо для защиты интересов трудового коллектива и проведения научных разработок. Значимость НТСов должна сохраниться. Более того, должны сохраниться все институты, которые сегодня отвечают за обеспечение надежности и безопасности ядерного арсенала страны, — НТСы, специальные комиссии и т.д. Здесь могу приоткрыть завесу тайны и сообщить, что гендиректор Госкорпорации рассматривает вопрос о назначении генерального конструктора "Росатома" по ядерным боеприпасам и ядерным зарядам, чтобы координироватьна уровне отрасли всю деятельность по разработке основной продукции.
 
В российском законодательстве акционирование — это то же, что и приватизация, даже если нет никакой передачи имущества в частные руки и все остается в госсобственности. Трансформацию из ФГУПа в ОАО уже прошел ряд предприятий, которые раньше входили в ЯОК, например СХК и ОКБМ. Вы наверняка следите за их состоянием, что можно уже сейчас сказать об изменениях, произошедших там в связи с акционированием?
 
Практика реализации 13-ФЗ от 5 февраля 2007 года, на основе которого создавалось ОАО "Атомэнергопром", показала, например, что слишком долго проходят документы, когда в орбиту включается ещё одна инстанция в виде АЭПК, и исполнение директивы затягивается. С другой стороны, эта же практика показала, что акционировать стратегическое предприятие возможно даже без разделения его на оборонный и коммерческий блоки. И работа на акционированных предприятиях, таких как СХК, НИКИЭТ, ОКБМ, не прекратилась, не ухудшилась, и выполнение гособоронзаказа этими предприятиями не вызывает никаких сомнений. Все по-прежнему: заключается госконтракт на выполнение конкретных работ, осуществляется жесткий контроль и по срокам, и по номенклатуре.
 
При этом у таких предприятий появилась возможность привлекать инвестиционные ресурсы со стороны, что раньше по закону о ФГУПах делать было нельзя. Теперь они привлекают дополнительные ресурсы, которые сегодня могут вкладывать и частные инвесторы, через раздел продукции или другие механизмы, но здесь в каждом случае надо смотреть отдельно. Конечно, в производство ядерных боеприпасов никто не собирается вкладывать частные деньги. А в ту часть, которая выделяется на предприятиях в коммерческую составляющую, — это самое правильное, поскольку позволяет создать новые рабочие места. Особенно это актуально для ЗАТО, например для Северска. Это увеличивает его налогооблагаемую базу, а значит, улучшает благосостояние всех жителей города.
 
Поскольку наши базовые предприятия расположены в ЗАТО Саров, Снежинск, Озерск, Заречный, Трехгорный, Лесной, то у жителей этих городов надежда на лучшее напрямую связана с их успешным функционированием.
 
При преобразовании ФГУПов как-то учитываются интересы ЗАТО?
 
Это нужно обязательно делать! Надо исключить конфликтные ситуации, возможные при прямом увольнении трудящихся, высвобождаемых с производств ЯОК. Вместе с городской администрацией мы должны создавать новые рабочие места.
 
Здесь ключевую роль играет взаимодействие директорского корпуса и руководства городов: они вместе должны разрабатывать программы создания рабочих мест и переподготовки кадров, утверждать их на уровне госкорпорации и уже вместе с нами — в Минфине России. Тогда нам удастся решить проблему занятости и увеличить в закрытых городах доходную базу.
 
Я называл уже СХК, но есть еще один очень хороший пример в Заречном Пензенской области, когда были объединены ФГУП "ПО "Старт" и ФГУП "НИКИРЭТ". Было уволено достаточно большое количество работников, но не было ни одного судебного процесса, поскольку этому предшествовала большая подготовительная работа директора объединенного завода и администрации города с высвобождаемым персоналом. Там разработали программу по созданию рабочих мест, переобучению людей, показали им перспективу.
 
Когда мы подходили к началу реструктуризации, то провели ряд совещаний с мэрами ЗАТО и руководителями градообразующих предприятий. Понимание того, что без оптимизации предприятий ЯОК невозможно дальше жить, есть и в стане директорского корпуса, и среди глав городов. Иначе и быть не может, потому что те, кто работает на градообразующих предприятиях, с учетом членов своих семей составляют большинство населения города. И оттого, как дружно живут мэр и директор, зависит очень много.
 
ИСТОЧНИК: Атом-пресса

Check Also

Одного завода достаточно

О том, почему для атомной индустрии более важны подтвержденные госзаказы, а не конкуренция на рынке …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *